Мнения

27 марта 2018, 07:05

Режиссер-постановщик Татьяна Дремова: "Наши люди в театр идут, есть спрос на культуру"

О настоящем и будущем театральной жизни Луганска во Всемирный день театра ЛИЦ рассказывает режиссер-постановщик Луганского академического русского драматического театра имени Павла Луспекаева Татьяна Дремова.

- Каково сегодня, на ваш взгляд, место театра в жизни современного общества?

- Мне кажется, что оно очень сильно меняется от места к месту. Уверена, что культура, конечно – одно из базовых составляющих современного общества. Правда, в больших городах это проще заметить. Мне кажется, что в каких-то маленьких, менее населенных местах, или сложных регионах, как у нас, например, в Донбассе значение культуры, оно, по понятным причинам, немножечко принижается. Но, я считаю, что культура дает людям помимо всего еще и веру, и надежду.

- То есть, культура, как один из основополагающих фундаментов общества?

- Конечно.

- Сегодня в Москве просто небывалый "театральный бум". Не считая студий и мастерских, работает около сотни театров. На заметный спектакль попасть очень непросто, притом, что билеты стоят, мягко говоря, не мало….

- Да, это так. Например, я вот здесь, сидя в Луганске, покупаю билеты на такие постановки в Москве за полгода. Когда я только узнаю, что будут играть спектакль, который я хочу посмотреть, то по интернету сразу покупаю билет и потом специально планирую себе отпуск, заранее, чтобы поехать и его посмотреть.

- И как на этом фоне выглядит Луганск?

- Прежде всего, здорово, что при нынешнем положении вещей, я имею в виду войну и все вокруг неё происходящее, у нас сохранились все три театра и все они работают – это уже очень хороший показатель. Плюс цирк, плюс филармония. И к нам все чаще начинают приезжать. В филармонию приезжают российские артисты, к нам в театр уже с июня месяца начнут приезжать российские режиссеры и ставить свои спектакли. То есть мы уже не только своими силами будем справляться. Этот интерес, он просыпается, и наши люди идут в театр, есть спрос на культуру.

- Нет такого ощущения, что Луганск, Донецк просто застряли между мирами? Ведь мы и не и Россия, и не Украина? Нет такого ощущения?

- Конечно есть, потому что и режиссеры, с которыми я веду переговоры, они мне задают эти вопросы: "А как, если я захочу потом куда-то поехать? Как мне это – аукнется, или не аукнется?" Я честно им отвечаю: "Вы знаете, если вы к нам приедете, поставите спектакль и, допустим, не будете об этом писать в Фейсбуке, то никто об этом и не узнает. По большому счету, вы потом спокойно поедете туда, куда вам будет нужно". На самом деле никто не знает, как эта система работает, но, действительно: немного это ощущение есть. И потом Украина, конечно, тоже имеет свою культурную традицию, ведь этот регион был частью украинской культурной традиции до войны.

- Как сказать. До войны, к примеру, наш филиал Московского театра эстрады работал и давал дикие аншлаги, даже профессия театрального спекулянта впервые после крушения Союза возродилась, две-три цены давали за билет. При этом именно украинского здесь особо заметно ничего не было, кроме отдельных проектов театра на Оборонной….

- Ну, какие-то артисты и режиссеры были, приезжали и ставили. Плюс какие-то фестивали, на которые могли ездить наши театры, а теперь им туда дорога закрыта. Насколько я понимаю, фестиваль "Госпожа удача", который в нашем театре, он в первый раз прошел в 2012 году, а второй раз в 2014 должен был быть и не состоялся. В 2012 году приезжали сюда коллективы из Харькова, из Одессы, из Днепропетровска, всё, все эти связи сегодня обрублены. Теперь российские коллективы восполняют эту нишу, не все конечно. И в целом, да, это трудный путь.

- Вы говорите, что российские режиссеры будут приезжать и ставить спектакли. А как вы расцениваете наши перспективы?

- Я, конечно, верю в луганский театр. Если бы я не верила, что здесь очень хорошие перспективы, то я бы здесь не работала. Очень надеюсь, что, по крайней мере, наш русский театр – это очень хорошая платформа сейчас для того, чтобы сделать из него действительно достойный, очень интересный театр. Я верю, что он может стать частью культурного российского пространства и его театрального сообщества. Верю, что мы можем туда войти, и я знаю эти пути.

- Вы говорите о приезжих режиссерах, а хватит ли нам сил? Театр, ведь это же не только режиссер – это трупа, свет, декорации, костюмы и администрирование, весь театральный комплекс. Вот вытянете ли вы всё это?

- Вытянем, безусловно.  Сейчас ведется подготовительная работа. Во-первых, мы сами ставим, и я ставлю, и некоторые артисты нашей трупы ставят спектакли. Конечно, я заранее подготавливаю приезды режиссеров и делаю всю работу. Мы заранее делаем распределение ролей, и артисты к моменту приезда режиссера будут уже подготовлены. Мы заранее делаем декорации. Первый режиссер, который к нам приедет, будет здесь в середине июня, а вот уже сейчас мы находимся на стадии утверждения декораций. Как только мы их утвердим техническим и художественным советами, чертежи пойдут в цеха, и начнется изготовление этих декораций.

- А кто едет и с чем?

- Первый режиссер, который к нам приедет, это будет девочка из Санкт-Петербурга, она будет ставить "Двенадцатую ночь" Шекспира. Спектакль мы должны будем открыть в сентябре, наш следующий, юбилейный, восьмидесятый сезон. Это молодая выпускница театрального института, нашего Санкт-Петербургского.

- То есть, ставка на молодых?

- Приезжие режиссеры, это вообще не самое дешевое удовольствие всегда, поэтому мы делаем ставку на молодых, у кого не такие высокие прайсы, что мы можем потянуть.

- При всем этом большинство российских артистов принципиально не едут в Донбасс. Здесь отметились единицы более-менее известных людей, приезжавших с концертами. Почему?

- Мне кажется, это связано, в первую очередь с тем, что они опасаются, что "накроются" их гастрольные туры, какие-то поездки в Европу. Это может быть связано и с ближайшей к нам Европой, типа Польши, да и с Украиной, куда они наверняка могут ездить с коммерческими проектами. Те артисты, у которых на первом месте стоит идея, те к нам и приезжают. Ну, единицы, конечно, потому что деньги, к сожалению, волнуют большинство.

- Тем не менее, вот уже четвертый год, как в Республиках Донбасса полыхает война, а наши театры – ни в Луганске, ни в Донецке, как будто этого не замечают – нет ни одного полноценного спектакля. Почему?

- Я объясняю это себе так: люди, которые находятся здесь, они находятся внутри этих событий, поэтому они не хотят опять этой травмы. Они включают новости, телевизор, интернет и там наблюдают за этой войной. Приходя в театр, они хотят отвлечься от этих событий, именно поэтому у нас большей популярностью пользуются постановки развлекательного жанра. Даже драматические спектакли, не связанные с этой войной, все равно пользуются меньшим спросом.

- А в России?

- Там такие постановки, думаю, могут состояться только в мегаполисах. Если взять близлежащие регионы, которые эта война так или иначе затронула, то это будут Крым или Ростов.

- Таких спектаклей нет не только у нас, но, ни в России, ни в Крыму - парадокс?

- Материала, наверное, нет драматургического. Потому что пьесы про Донбасс есть, в частности, в сборниках ЛНР. А вот про Крым…. Либо найдется гений-режиссер, который сам найдет и сформирует материал, он сам что-то придумает, - видимо такого режиссера нет. А драматургического материала пока не появилось.

- Однако любой драматургический конкурс в России собирает несколько сотен текстов буквально со старта. Но ни у нас, ни в Крыму такой конкурс до сих пор не провели. Почему?

- Не знаю, но эти произведения возникают. Например, у меня есть знакомый мальчик, он поэт из Белгорода, он написал в свое время пьесу "Белгород – Харьков", она у меня лежит, хотя я понимаю, что она не формат спектакля и люди не будут это смотреть. Но у меня есть мечта: я бы хотела провести читки, хотя бы как проект, по одному разу сделать читки пьес, которые уже написаны об этих событиях.

- Еще представители луганских театров говорят, что лишены внимания СМИ….

- К сожалению, мы маленький, закрытый регион, где другие приоритеты – где на первом месте война, и это понятно. Существует пирамида потребностей Маслоу, которую никто не отменял, и, если человеку нечего есть, он вряд ли пойдет в театр. Если бы он туда пошел, он бы забыл на какое-то время о голоде, но ему даже мысль эта не придет, пока он не поест.

У нас СМИ, к сожалению, можно пересчитать на пальцах одной руки. И опять же, в больших городах большое культурное сообщество, поэтому это каждый раз какой-то бум. А у нас не так много ресурсов информационных, любое событие освятили в этих пяти СМИ, и всё.

- Почему бы не сделать какой-то телеспектакль, или хотя бы запись для ютуба? Ведь нужно же это все снимать?

- Конечно, нужно! Я, как режиссер, сталкиваюсь в театре с этой проблемой. У нас нет профессиональных записей наших спектаклей. На ту же "Снежную королеву" я пригласила своего друга Рому Разума, он пришел и снял на камеру. А вот сейчас я подавала заявку на фестиваль, - а они требуют запись спектакля, а у меня их нет…. Хорошо, что там времени много, спектакль прошел, мы поставили камеру, но запись очень плохая, любительская, но хоть так, пусть что-то формально, но я могу им отправить. Конечно, нужно снимать, но это связано и с материальными трудностями.

Вот когда я ставила в ЛГАКИ спектакль "Ленин в семнадцатом году", мы сделали профессиональную телеверсию. Они снимали звук, писали ракурсы, делали монтаж.

- Сколько при этом потеряет спектакль, если он будет снят на камеру, а не посмотрен в зале?

- Он потеряет самое главное, контакт и энергетику, но здесь смотря для каких целей. Вот эти записи для истории, конечно, нужны. Живой пример, режиссер с которым я веду переговоры, я ему предложила свое распределение ролей по нашей группе. Он мне говорит: "Пришлите мне видеозаписи свежие, чтобы я мог посмотреть на этих артистов". Отлично, а где их взять?!

- И тут же серьезный вопрос рекламы….

- Это, правда, серьезная проблема. Я об этом думаю, но у меня не хватает времени и сил, чтобы всем этим заняться. Это нужно начинать изнутри театра, нужно определить четко, кто этим должен заниматься, что для этого нужно сделать. Мы добились того, что у нас есть теперь официальная группа нашего театра (в социальной сети) ВКонтакте, - самая крупная по нашему театру, и мы добились, чтобы нашу актрису сделали администратором. Есть и в Фейсбуке, но ее ведет человек, который работает не в театре.

- Хорошо, а что вообще ждать луганскому зрителю в этом году?

- Вот сегодня важное для нас событие День театра. И у нас пройдет капустник – это то, что можно будет увидеть только один раз. Мы специально его готовим, никаких старых номеров, все новое, и все будет показано только один раз. Все сделано для этого концерта и больше этой постановки увидеть будет нельзя, это интересно.

- А потом?

- После мы переходим к самой активной подготовке фестиваля. В апреле, с 20 по 25 числа, состоится наш фестиваль "Госпожа удача". К нам приедут четыре или пять театров из России, плюс все наши театры и Академия (ЛГАКИ). Очень ждем зрителей. В конце мая выйдут спектакли по рассказам Шукшина, в постановке Ирины Николаевны Кравцовой, это актриса нашего театра. А в июне будет моя премьера, "Отцы и дети" по роману Тургенева и пьесе (Брайана) Фрила. После как раз приезжает наша гостья из Санкт-Петербурга репетировать Шекспира, которым мы открываем сезон в сентябре. Также в сентябре начинается наш юбилейный восьмидесятый сезон, где будет много премьер, приезжих режиссеров, где будет юбилейный фестиваль, где, я надеюсь, приедут к нам серьезные российские коллективы. Думаю, что будут приезжать не только в рамках фестиваля, но на протяжении всего сезона в гости. Еще мы планируем гастроли наших российских товарищей, театров, лекции, встречи, мастер-классы российских актеров.

- Как студенты нашей Академии будут во всем это задействованы?

- Да у нас же две трети труппы – студенты! Многие разъехались, труппу пришлось пополнять студентами. У нас сейчас работает восемь человек с курса Светланы Николаевны Степкиной, они сейчас только четвертый курс заканчивают. И еще четыре человека с пятого курса, с курса Александрова. И одна девочка со второго курса.

ЛуганскИнформЦентр — 27 марта — Луганск