Мнения

16 ноября 2018, 18:00

Политолог Александр Проценко: "Жители ЛНР на выборах подтвердили выданный в 2014 году кредит доверия проводимому курсу"

О роли и значении состоявшихся в Республике выборов в интервью ЛИЦ рассказывает политолог, социолог, руководитель Центра социологических исследований "Особый статус", кандидат политических наук Александр Проценко.

- Необходимость этих выборов – как и почему она возникла?

- Как известно, перед оглашением окончательного решения по проведению и, соответственно, назначению даты выборов в обществе имела место определенная дискуссия насчет того, насколько необходимо и актуально вообще их проведение в настоящий момент. Главными аргументами в пользу переноса голосования было то, что фактически Республика находится в состоянии военного положения и такой шаг мог бы быть использован нашими противниками для последующего обвинения нас в срыве Минских соглашений. Однако после циничного террористического акта, в результате которого погиб глава ДНР Александр Захарченко, все дискуссии быстро закончились.

- Почему?

- Во-первых, обе Республики оказались в состоянии, когда во главе руководства находятся люди, которые занимают данные должности с приставкой "и.о.", то есть, не имеют прямо делегированных народом полномочий, что могло также в дальнейшем вызвать череду спекуляций с украинской стороны, но уже с другого ракурса. А, во-вторых, в той ситуации дипломатическая аккуратность и осторожность в действиях, давайте говорить прямо, была бы воспринята нашими противниками как победа, а нашими гражданами – как проявление слабости. В итоге наши законодатели сочли, что внутриполитические потребности Республики и необходимость соблюдения политико-правовых процедур являются однозначно более приоритетными, нежели ориентация на возможные внешние негативные реакции.

- Чем была интересна эта избирательная кампания, и что она показала?

- Избирательная кампания не отличалась каким-то особенно выраженным духом соперничества между кандидатами, как это в основном бывает на выборах подобного уровня и к чему мы привыкли за годы нахождения в составе Украины. Это и не хорошо, и не плохо. Это – объективное отображение сегодняшних реалий молодого непризнанного государства, которое ежедневно подвергается разного рода деструктивному влиянию извне и общество которого вынужденно находится в состоянии перманентной консолидации перед лицом внешних угроз. Люди ощущают себя не просто избирателями со своими личными интересами, предпочтениями, а также претензиями, но и частью одной из сторон конфликта. В подобных ситуациях, действительно, предпочтения и лояльность избирателей обычно имеют гораздо меньше полутонов и работают по дискретному принципу. В нашем случае в массовом общественном сознании был сформирован запрос на естественную преемственность курса, основу которого составляет ориентация на скорейшее и максимально тесное сближение с Россией, плюс – продолжение работы по восстановлению экономики. Единственным кандидатом, с которым такой запрос прочно идентифицировался, был исполняющий обязанности главы ЛНР Леонид Пасечник, что во многом и обеспечило ему уверенную победу.

- Как вы оцениваете подготовку и организацию процесса голосования?

- Конечно же, у нас после разрыва с Украиной проблемы и пробелы возникли не только в экономической, транспортной, но и в правовой сфере. На протяжении четырех лет постепенно и далеко не всегда такими быстрыми темпами, как хотелось бы, формируется наша собственная нормативно-правовая база. Точно так же нам, по сути, пришлось в условиях отсутствия доступа к электронному реестру избирателей формировать свой собственный реестр, едва ли не с нуля, что, поверьте, является очень трудоемким и непростым занятием. И, насколько я себе представляю, с формированием реального и точного списка избирателей были связаны основные сложности, так как без него невозможно качественно провести выборы. В итоге список был составлен, а также у избирателей была возможность, даже в случае своего отсутствия в нем, по месту проживания прямо на месте быть включенным и реализовать свое активное избирательное право.

- Серьезная работа…

- Именно. На мой взгляд, обеспечение полноценного доступа избирателей к голосованию – это очень важный компонент, который в итоге был соблюден. Кроме того, в отличие от выборов ноября 2014 года, в Республике было открыто в три раза больше участков, что помогло избежать гигантских очередей и вынужденного продления работы участков. По сравнению с тем, крайне сложным, временем нынешние новые выборы прошли гораздо в более спокойном и комфортном для избирателя режиме. Ну, и отдельно необходимо отметить качество подготовки с точки зрения обеспечения безопасности. Ведь, как мы знаем, выборы прошли без каких-либо провокаций и инцидентов.

- Какие факторы повлияли на столь высокую явку?

- Действительно, представители ЦИК отчитались по итогам голосования о беспрецедентно высокой явке. Она оказалась даже выше, чем прогнозируемая по результатам октябрьских исследований, что, надо сказать, случается редко. Существует много факторов, но, как ни странно, на такое увеличение показателя активности, на мой взгляд, могли оказать влияние резко негативные оценки предстоящих выборов со стороны западных "патронов" официального Киева и прямой призыв Петра Порошенко бойкотировать, как он выразился, "фейковые выборы" за день до голосования. Лично я уверен, что эти слова точно подстегнули какую-то не самую активную часть избирателей все же прийти на участки назло Киеву. Если же говорить в целом, то обычно наличие одного, явно более сильного кандидата несколько снижает тонус избирателей. Однако наши выборы по своему характеру во многом напоминали своеобразный "референдум доверия" к политическому курсу и к политической системе Республики как таковой, что также определенным образом объясняет электоральную активность.

- Международные наблюдатели высоко оценили организацию и проведение голосования, сколь представительны были эти наблюдатели и насколько важна их оценка?

- Если честно, я особенно не анализировал состав и персоналии делегаций наблюдателей, хотя с представителями Бразилии и Финляндии, например, познакомился еще за неделю до выборов – представилась такая возможность во время проведения международного круглого стола, проходившего в нашем Далевском университете. В любом случае, учитывая то, что большинство из них люди с активной гражданской позицией, журналисты, общественники, то это создает возможности для дополнительной коммуникации с жителями их стран на горизонтальном уровне. Отдельного внимания заслуживает участие в мониторинге представителей власти из наших дружественных стран – Госдумы и Совета Федераций России, правительства Южной Осетии и так далее. Их положительное мнение и оценка свидетельствует во многом о если и не юридическом, то фактическом признании соответствия основным демократическим параметрам прошедшего голосования. Также не стоит забывать, что в качестве наблюдателей на наших выборах могли поучаствовать представители практически любого государства, в том числе и Украины, если бы таковые проявили и озвучили свое на то желание.

- Одним их главных моментов прошедших выборов называют легитимацию власти в Республике. Насколько справедливы эти утверждения?

- В этом и есть смысл процедуры любых выборов или референдума – легализация власти или политического решения с помощью формализованной массовой поддержки, то есть легитимации. Любая власть в демократическом государстве должна в соответствии с действующими нормами и сроками получать от народа одобрение на дальнейшую деятельность, так называемый мандат доверия.

- О чем еще свидетельствуют окончательные результаты голосования?

- Если говорить коротко, то можно резюмировать, что жители Республики подтвердили выданный четыре года назад кредит доверия общему проводимому курсу и выразили поддержку не только конкретным представителям власти, но и самой нашей государственности, формирующейся отдельно, вне власти Киева.

- Украинские режим и его силовые структуры предприняли немало усилий для запугивания пенсионеров и срыва голосования, но все потуги оказались безуспешны. Почему?

- Было бы странно, если бы они не попытались хоть мытьем, хоть катаньем попробовать как-то испортить, обесценить или сорвать выборы у нас. Дестабилизация и ухудшение ситуации по разным направлениям функционирования Республики, усложнение жизни жителям ЛНР насколько это возможно – прямое назначение и смысл деятельности украинских спецслужб в частности и киевского режима в целом. На самом деле определенный эффект это влияние вполне возможно и оказало. Так, действительно, насколько мне известно, особенно в среде пенсионеров периодически обсуждались угрозы киевских силовиков применить те или иные меры в случае голосования. Однако, во-первых, эффект оказался незначительным. А, во-вторых, вряд ли такие запугивания могли повлиять на тех, кто ранее участвовал в майском референдуме и выборах 2014 года. Жителей, переживших самые страшные дни в своих городах и не выезжавших, смотревших в глаза смерти и живших под обстрелами вообще чем-то напугать, наверное, достаточно непростая задача. Ну, и, главное, конечно, надо понимать, что подобные обещания от СБУ установить всех, кто голосовал – это что-то из серии угроз Антона Геращенко вычислять неугодных по IP, а именно блеф и имитация всесилия.

- Насколько соответствует истине заявления о том, что прошедшие выборы якобы нарушили и даже обнулили Минские договоренности?

- Достаточно внимательно прочитать Минские соглашения, чтобы понять, что там нет никакого прямого запрета на формирование центральных органов власти Республик в ходе выборов, равно как там нет и упоминания о какой-то регламентации работы наших властей. Однако это не означает, что они и их деятельность запрещена. Если бы это было указано в документе, то он никогда бы не был подписан. Более того, украинская сторона, подписав "Минск-2", вынуждена была по факту признать наличие и функциональность наших органов власти, так как не будем забывать, что в качестве подписантов и "Минска-1" и "Минска-2" выступали именно главы Республик, пусть и без официального указания собственных должностей в документах. Это называется в международно-правовой практике признание в формате "de facto" либо в формате "ad hoc" ("специально для этого", "по особому случаю"), но это так или иначе разновидность признания фактической политической субъектности, способности выражать и осуществлять политическую волю от имени определенной общности.

- То есть эти выборы напрямую "Минском" не запрещены?

- Именно, ведь существует вполне универсальный принцип в мировой правовой практике – "что не запрещено, то разрешено". Другое дело, если бы мы провели по собственному усмотрению и без соответствующего диалога у себя местные выборы, необходимость и базовые принципы которых прописаны в "Миснке-2". Тогда бы это действительно было бы самоуправством с нашей стороны и поставило под сомнение дальнейшее выполнение договоренностей. При этом, я также отмечу, что радикальные заявления в духе того, что наши выборы якобы являются срывом мирного процесса и дезавуируют Минские соглашения, звучали только лишь из уст украинских представителей, (спецпредставителя Государственного департамента США по вопросам Украины Курта) Волкера и еще некоторых ярко выраженных антироссийских западных политиков. Представители же ФРГ и Франции как стран-гарантов были более сдержаны в формулировках и, даже если выражали определенное осуждение или неготовность признавать результаты голосования, то о каком-то срыве мирного урегулирования никто заявлять не стал.

- Тем не менее, выборы Запад не признал?

- Касательно непризнания результатов наших выборов со стороны стран Запада, то это не стало какой-то новостью. Более того, такую сверхцель мы себе и не ставили. Признание или непризнание выборов у нас, равно как и нашей государственности, по-прежнему вопрос не столько правовой квалификации, сколько вопрос глобальной геополитической конъюнктуры.

- И как вы прогнозируете дальнейшее развитие ситуации?

- Республика вступает в новый политический цикл с обновленным руководящим составом. Необходимо проанализировать все то, что мы прошли за предыдущие четыре года – и достижения, и проблемы, и просчеты, сделать соответствующие выводы и продолжить развивать, укреплять основы государственности, возвращать жизнь на мирные рельсы. Необходимо помнить, что одним из важнейших параметров и критериев признания государства, по мнению ряда ученых, является наличие эффективной власти. И теперь для всех, в том числе судьбоносных и ключевых решений, у политического руководства ЛНР есть необходимый мандат и полномочия, делегированные народом. И народ Луганщины ждет от власти именно таких решений, ждет эффективных подходов в экономике, ждет оправдания выданного кредита доверия.

ЛуганскИнформЦентр — 16 ноября — Луганск